08:43 

А почему бы и нет?

Макуро-чан
Кипяток шипящий, по ветру летящий
Немного позора никому не повредит!)

Фэндом: KuroShitsuji (Темный дворецкий)
Название: Интересные времена
Автор: Макуро-чан
Бета:
Дисклаймер: герои «Темного дворецкого» принадлежат Яне Тобосо
Рейтинг: PG
Размер: мини
Жанр: слеш, AU
Размещение: с разрешения
Предупреждения: мпрег и оос
От автора: попытка объяснить "в чем радость мужской беременности" вылилилась вот в это


Радости какой-то они особенно не испытывали по началу: слишком внезапно, слишком страшно(для Сиеля), слишком ответственно. Опять же, между собой еще не разобрались, кто кому хозяин и кто больше всех виноват. Но поделать уже ничего нельзя - залетели оба, да еще и в человеческом мире. В поместье тишина и покой с полуночи до рассвета, если Плуто не вздумается повыть. Днем весело всем. Сиель капризничает, Себастьян срывается, слуги передвигаются по стеночкам и крайне осторожно. Даже после того как Сиель перестал встречать утро над унитазом, а Себастьян разобрался с непереносимостью продуктов, желанная тишина так и не наступила. Потому что надо выпроваживать Элизабет, приезжающую к жениху хотя бы пару раз в неделю, надо как-то заниматься расследованиями, которые королева поручает своему Псу и не желает ничего слышать о болезнях, надо выводить боччана в свет, надо... много чего надо. А на мелком Сиеле стало заметно сразу, да так что особо не спрячешь. И хлипок он оказался. Себастьян, конечно, сильнее и более подготовлен, но когда рядом четверо напуганных слуг, жаждущий похвалы демонический пес и постоянно слабеющий хозяин, не особенно что получится. И про самого Себастьяна забывать нельзя. Немного легче стало, когда Фантомхайв окончательно слег, практически придавленный к постели. Мейлин догадалась уговорить его взяться за рукоделие, мотивируя тем, что это полезно и никто не узнает. Наивный граф быстро купился и стал изводить служанку требованиями объяснить, показать, устроить поудобнее и прочими. Мейлин не жаловалась, радуясь тому, что хоть одно из её "мирных" умений пригодилось. Себастьян заранее позаботился о детской, в которой почти постоянно находился Финни, умиляясь и выгоняя пса, которому нравилось там ничуть не меньше, чем садовнику. Барда не то что бы выгнали из кухни, но опасные вещества и приборы изъяли, к тому же там почти постоянно находился старший демон, все время голодный и мерзнущий. На хрупкие плечи Танаки легли заботы о прибывающих иногда гостях. Среди этого, казалось бы постоянного, ужаса находились моменты тишины и спокойствия, когда слуги уже отправлялись спать, утомившись за день, Сиель читал или рассматривал очередную попытку что-то связать, а Себастьян тихо шел по коридору к спальне графа. Когда за ним закрывалась дверь, демоны снова пытались понять как и когда получилось так попасть и что делать с приближающимся часом родов, а особенно во время оных. Сиель почти каждый раз с грустью вспоминал о Мадам, так не вовремя почившей от рук жнеца, Себастьян предлагал обратиться к Гробовщику, как знающему толк в анатомии и хорошей шутке. Каждый раз они спорили до хрипоты. Каждый раз Себастьян обрывал беседу и укладывал графа спать. А потом еще долго сидел рядом, рассматривая изменившееся тело боччана и кутаясь теплую шаль.
Когда до страшного дня остался месяц, а граф все так же стоял на своем, дворецкий отправил Барда к Гробовщику с вежливой просьбой зайти на чай. Заинтригованный жнец явился точно в срок. О чем они говорили никому из обитателей поместья узнать не удалось, но обратно уехал он очень довольный и хихикал долго. А Сиель не разговаривал с предусмотрительным дворецким целых два дня, пока не получил особенно болезненный удар в желудок от ребенка. Успокаивался мелкий только от холодных как лед рук демона, самому Сиелю ни разу не удалось уговорить это создание вести себя потише. Себастьян как будто и не испытывал никаких тягот от своего положения, кроме необходимости двигаться медленно и постоянно греться. Ни разу ни на что не пожаловался, но постоянно справлялся о состоянии графа. Зато Сиель получил как за двоих: токсикоз, тягу к странным сочетаниям вкусов и запахов, боли и отеки, смены настроения... Дворецкий объяснил это тем, что граф "слишком человек". Сам "слишком человек" на такое заявление обиделся и подумал о страшной мсте, но быстро забыл. Вообще, чем ближе подходил срок рожать, чем круглее становился граф, тем тише и спокойнее было в поместье. Несколько раз Финни наблюдал спящих у огня демонов, Мейлин попадались оставленные книги и чашки чая, забытые Сиелем, а Бард смог пронести на кухню динамит, но воспользоваться побоялся.
А вскоре случилось страшное: ранним утром в поместье нагрянул Легендарный с чемоданом. Себастьян встретил его на пороге, проводил в уже приготовленную комнату и отправился готовить завтрак. Атмосфера нервозности, будто приехавшая вместе с Гробовщиком, прочно поселилась в доме. Сиель как-то сразу замкнулся и перестал даже пытаться вязать, целыми днями сидя почти неподвижно и рассеяно гладя живот. Мейлин и Финни были срочно отстранены от хрупкого. Себастьян стал много времени проводить в комнате жнеца. Только Бард и Танака никак особенно не изменили поведение: первый только курить стал заметно больше, второй помнил появление Сиеля и не волновался. Как-то никто и не заметил, когда именно Себастьян окончательно перебрался в спальню графа, но отходить он старался как можно реже. Демонический пес часто выл под окнами хозяйской спальни, чем очень радовал Гробовщика.
Роды, как и все ожидаемое, случились внезапно. Ранним утром Сиель разбудил дворецкого испуганными стонами и требованием сделать что-нибудь немедленно. Почти тут же в спальне оказался Гробовщик, много света и Мейлин, которую поспешили выставить вон. В чемодане оказался набор скальпелей и еще много чего интересного, но демонов интересовало несколько другое. Когда острое лезвие коснулось нежной кожи до Себастьяна дошло, что еще немного и резать будут его. Потом он вспомнил о способностях демонов к регенерации. А еще несколько мгновений спустя пришла отдача по печати контракта. Себастьян прожил много лет, испытал очень много видов боли, но тут не выдержал и отрубился. После всего он узнает, что это был приказ графа. Гробовщик оказался практически один в неравной борьбе с беременным демоном, так что Мейлин была срочно вызвана обратно.
В поместье очень толстые стены, так что об окончании мучений жителей поместья известил неповторимый смех жнеца.
Демоны действительно очень быстро восстанавливаются, так что уже час спустя Себастьян довел трясущегося от смеха жнеца до комнаты и спустился на кухню, где был засыпан вопросами. Бард и Финни успокоились только после обещания показать детей и дали демону спокойно заварить чай. Процессия двинулась обратно. У дверей стояла бледная Мейлин в запачканном кровью переднике и радостно улыбалась, краснея, прикладывая ручки к горящим щекам и попискивая. В спальне было тихо, темно и пахло свечами. Сиель спал, практически свернувшись вокруг детей. Три младенца заинтересованно зашевелились при приближении Себастьяна. Финни умилился и попытался погладить одного из детей по щеке. За что и получил по руке от Сиеля. Сонный демон сверкнул на слуг красными глазами и нехорошо улыбнулся. Всем захотелось оказаться как можно дальше от него, но граф моргнул и привычная синева снова смотрела на мир.
- И кто чей? - Осторожно спросил Бард.
На его взгляд выглядели они одинаково и не слишком привлекательно: красные, сморщенные... куски мяса, а не живые люди.
Танака подивился ясным глазам детишек и оценивающему взгляду. Подумал о том, что молодой граф был гораздо более отстраненным.
Финни просто радовался тому, что в доме появились новые люди.
Мейлин думала о том, что своих детей она никогда не заведет, но с этими будет возиться с радостью.
Гробовщик сжимал в когтистой руке стакан с чаем и посмеивался над поворотом судьбы и ожидающих его новостях.
Демонический пес сидел у дверей и принюхивался к новым запахам. Щенки уже радовали его.
Сиель рассматривал детей и удивлялся тому, что у него что-то получилось.
Себастьян прикидывал возможности новорожденных демонов и радовался тому, что все закончилось.
Наконец, Сиель очнулся и понял, что у него что-то спросили, что чай остывает и что надо что-то ответить.
- Эти двое. - Бард все равно не очень понимал, как граф их различает, пока не рассмотрел цвет глаз. Оба Сиелевых отпрыска получили его синие глаза. И только один ребенок смотрел на мир винно-красными. Трое мальчишек радостно улыбнулись беззубыми ртами и потянули руки к Себастьяну. Настали интересные времена.

@темы: фанфикшн

URL
Комментарии
2010-12-06 в 09:09 

Сусуватари
Душевно...

2010-12-07 в 09:13 

Макуро-чан
Кипяток шипящий, по ветру летящий
Глубокомысленно. Поэтому прошу конкретики.

URL
   

Ханаби

главная