08:29 

Приколистское.

Макуро-чан
Кипяток шипящий, по ветру летящий
Сны, такие сны))) Очередной кусок укура пришел. В выпуске: ура-патриотизм, шпиены и маленький кусочек про Казекагищу (Нарутища почти не показался).
Началось все, как всегда дико невнятно и было тут же забыто. Но вот потом... Пу-тян был совсем стар, недоволен, невыспат и шел в Сенат. По дороге вокруг него роилась толпа писателей-журналистов и все что-то странное сочиняли про тяжелую его будню. Он поднялся по лестнице, погладил золотистого ретвивера, вошел в дверь и начал пробираться среди куч мусора к кабинету. В кабинете было очень чисто, Пу-тян сидел без пиджака и месил тесто. Почему-то это было очень важно для государства.
"ну где там эти твои шпионские отверстия?" Я обстукивала виноградные лозы с дуплами, а маман стояла рядом и теряла терпение. С какого-то черта я поперлась трясти другой источник информации - попугая. По пути виноградник внезапно стал тополиной аллеей, за спиной открылся вид на площадь с памятником Ленину, который возле школы у нас стоял, а маман начала жаловаться на боли в перикарде. Внезапно мы оказались в садах. Такое светлое место и рисовка как у Миядзаки. Заходим в один сад и я начинаю каркать на ворону, которая не хотела становиться попугаем. Она и отослала меня в соседний сад. Ну ошиблась калиткой, с кем не бывает... В другом саду на мои вопли вылезла заспанная беременная тетка в халате и бигудях и с клеткой в руке. За решеткой сидела кошка. Тетка посмотрела на меня, погладила пузо в универсальном жесте племянника Джерри и спросила "ну ты поняла?". Таки пришлось возвращаться к дуплам в винограде.
Казекагище прибыл в Коноху и что-то выяснял с Пятой по поводу экзамена, когда хлопнулся в обморок. Ну почти, упал, так только, "хорошо осел", показательно. Шизуне даже Тонтона выронила. На шум заглянули его родичи и начали братца ругать, попутно прося Пятую осмотреть его и сказать что с ним делать. Выставила всех, кроме Песчаного, которого уложила на пол, да и начала руками водить, сканируя тушку. Лежал-лежал Гаара, не выдержал и спрашивает, когда Узумаки вернется-то? А Годайме и сама не знает - Наруто-то сбежал, считай. Молчит Годайме, руками водит и хмурится. Плохи у Песчаника дела и сказать надо как-то осторожно. А Казекагище и сам знает, оказывается. Только как брату с сестрой поведать не знает. Они же нервные... поломают еще что-нибудь... Злится Годайме, ходит по кабинету, ногти грызет. Гаара уточняет, как он там и почему такая слабость вдруг. Пятая объясняет, что ест он неправильно, выматывается сильно и если ничего не придумает, то либо ему с поста придется сниматься, либо прямо в кабинете и умрет. Потому как не приспособлен он для такого дела, боец потому что, а не нежная дева. А что Казекагище? Он сильный, он Нарутище по ушам надавать может и уйти на своих двоих. Что ему какая-то болячка. Хмыкнул, поблагодарил Пятую, да и вернулся к обсуждению экзамена и усилению охраны торгового пути. А Нарутище в это время ползет вверх по горе за редкой травой. Вот найдет ее, наберет сколько надо и мигом в Коноху, Годайме отдать, что бы лекарство для Песчаного сделала.
Такие сны.
Когда кошке что-то надо, она тыкает мне лапой в спину. Такая смешная)

@темы: заметки, Нарута!, Гаара, фанфикшн, сны

URL
   

Ханаби

главная